Пока в Латвии транс-сексуальность до сих пор считается патологией и единственной возможностью сменить пол является хирургическое вмешательство, что не всегда желаемо и возможно, Испания признана одной из самых благополучных стран в сфере прав ЛГБТ. Именно поэтому на беседу пригласила двух испанских парней, которые не бояться открыто говорит о том, каково это быть транс-персоной. 

С Аселем (Asel) и Эндрю (Andrew) я познакомилась в начале марта этого года в рамках проекта  Erasmus+ InterACTive Colors в Нидерландах. Оба парня не стеснялись общественно признать, что являются транс-персонами. В итоге сложилось данное интервью – о них, о «выходе из шкафа», о признании самого себя, об отношении других людей и разделении половых ролей в обществе. 

ЧТО ТЫ ХОЧЕШЬ, ЧТОБЫ ЛЮДИ УЗНАЛИ О ТЕБЕ?

ЭНДРЮ: Мне 18 лет, я транс-парень и примерно год я это не скрываю. Мне всегда нравилось быть активистом, особенно, если знаю, что делаю что-то на благо будущего.  Еще я начинающий писатель и два года назад издал свою книгу. Сейчас я учусь на психолога, но в какой-то период своей жизни я бы хотел поучиться чему-то, связанному с литературой

АСЕЛЬ: Я всегда и везде теряю свои носки. У меня нет ни одной пары, где были бы оба носка. Иногда мне кажется, что я черная дыра для носков. 

ASELS projektā InterACTive Colors. Foto: Elīna Primaka

КОГДА ТЫ ПОНЯЛ, ЧТО ТВОЕ ТЕЛО НЕ СООТВЕТСТВУЕТ ТОМУ, КАК ТЫ СЕБЯ ЧУВСТВУЕШЬ? 

АСЕЛЬ: Я не знаю, что это, но я ощущаю дискомфорт сам в своем теле. Ненависти к своему телу у меня не было, но мне всегда хотелось в нем что-то поменять. Я сам не мог пояснить это чувство до тех пор, пока три года назад не начал читать о транс-вещах и интересоваться этими вопросами. Шли месяцы и дни, и я уже не мог посмотреть на себя в зеркало. Я это понял в момент, когда провел в размышлениях о своем теле всю ночь. 

ЭНДРЮ: То, что с моим телом что-то не так, я понял и знал в достаточно раннем возрасте. 

Когда у меня были первые месячные, моей первой реакцией было отторжение, в свою очередь увлеченная реакция моей матери все усложняла.

 

Но о своей половой пренадлежности я стал осознанно задумываться, когда мне было лет 16, потому что на тот момент я уже немного был знаком с различными теориями и вопросами, которые связаны с транс-сексуальностью. Над ситуацией я раздумывал несколько месяцев, однако момент прояснения был внезапен. Я был в доме у бабушки, стараясь «пережить» Рождество со своей семьей. Я читал книгу и ощутил глубокую связь с главным героем, который по случайности оказался парнем и боролся с проблемой своей принадлежности. Когда я закрыл книгу, мне было все понятно. 

КАКОВО ЭТО БЫЛО – ПОНЯТЬ, ЧТО ЯВЛЯЕШЬСЯ ТРАНС-ПЕРСОНОЙ?

ENDRJŪ: Осознание того, кто я на самом деле, дало мне неописуемое облегчение. В тот момент я даже одолел свои расстройства приема пищи.  Это было недолго, вскоре появилась тревога при выходе в люди в связи тем, как люди меня воспринимают (ред. misgendering). Боже, я так боялся всех. Даже малейшая мысль о том, чтобы «выйти из шкафа» вызывала тряску. Но самая первая неделя была одна из прекраснейших в моей жизни. Это было чем-то полностью новым для меня. 

АСЕЛЬ: Это было страшно. Во мне было несколько эмоций, но в основном – страх. Страх от того, что не знаю, что делать дальше. Рассказать ли кому-то? Изменить свой внутренний мир, чтобы подстроиться под окружающих? Просто молчать? Множество вариантов, но все хорошие варианты меня пугали ровно столько же, сколько возможный их исход. Но, когда в итоге сам разобрался с собой, это было очень облегчающе. 

КАКОВА БЫЛА РЕАКЦИЯ СЕМЬИ, ДРУЗЕЙ, КОГДА РАССКАЗЫВАЛ ИМ ОБ ЭТОМ? 

АСЕЛЬ: Моя семья достаточно консервативна. Я с ними не делюсь этой информацией, волнуюсь за свою безопасность. Реакция друзей была замечательная. 

Этот «выход из шкафа» не было одной вещью, которую сделать и все. Это процесс. 

 

Даже, когда я пытался замкнуться и отстраниться от друзей, друзья продолжали ко мне относиться ко мне так, как я этого хотел, не смотря на то, что мне было страшно. Это было очень полезно, я не мог бы справиться с этим без поддержки друзей. 

ЭНДРЮ: Реакция была разной. Своим одноклассником я доверял настолько, чтобы признаться им, и чтобы моя реальность стала составной частью их будней. Забавно, но своим ближайшим друзьям вне школы мне было сложнее открыться. Наверно это связано с тем, что несмотря на то, что я человека знаю долгое время, мне сложно полностью ему доверять и я боюсь быть отвергнутым.  

С семьей все было куда сложнее. Вначале я открылся своим сестрам в надежде, что в их возрасте принять подобные вещи будет легче. Моя средняя сестра была та, из-за которой начались различные проблемы, она стала меня отталкивать. Мол, «это невозможно, я спятил и просто у меня какой-то сложный период в жизни». 

Она сказала, что транс-сексуальные люди не такие как я. Ей на тот момент было 11 лет. 

Моей сестре на тот момент было 9 лет, и сейчас она единственная в моем доме зовет меня Эндрю.

Говорить с родителями не было моим выбором. Моя сестра задавал им всякие разные вопросы, чтобы лучше понять мою ситуацию, и у меня не было возможности ответить на все «исследовательские» вопросы своей матери. Мой отец ушел, утверждая, что я его нервирую. Мне кажется, что он до сих пор думает, что я переживаю какой-то экзистенциальный период, да уж. Мать провела последующие часы, крича на меня и упрекая, что я представить не могу, как тяжело меня будет любить в таких обстоятельствах, что она совсем обо мне ничего не знает, и насколько плохие решения я принимаю. Fuck. War flashbacks.

ENDRJŪ projektā InterACTive Colors. Foto: Elīna Primaka

КОГДА ТЫ НАЧАЛ СВОЙ «ПЕРЕХОД»? КАКОВО ЭТО БЫЛО? ЧТО ТЫ ДЕЛАЛ? 

ЭНДРЮ: Посколько я сейчас на том этапе, который называется «социальный переход», и до сих пор жду, когда смогу сдать необходимые медицинские тесты, чтобы получить необходимые гормоны и другие вещи, то ответить не могу. 

АСЕЛЬ: Медицинский путь я скоро начну. Я выполнил различные тесты и уже запланировал визит к врачу. Социальный путь я начал в сентябре 2016-го года. Сначала это было очень неудобно, потому что я не знал, как люди будут реагировать. К моему удивлению реакции были весьма благоприятными даже со стороны профессоров в университете. Там у меня большая группа поддержки. На самом деле именно в университете я ощущаю самую большую поддержку.  

В университете мне помогают в связи с сменой имени в различных документах, связываются с преподавателями по этому вопросу.Университет по закону обязан относиться ко мне, уважая мою принадлежность. 

 

КАКОВО ЭТО БЫТЬ ТРАНС-ПЕРСОНОЙ В ОБЩЕСТВЕ, ГДЕ ТАК МНОГО ЛЮДЕЙ НАЗЫВАЮТ СЕБЯ CIS-ПЕРСОНАМИ? (англю яз.: cis-gender)

АСЕЛЬ: Я очень хорошо понимаю, что мой опыт далек от опыта тех людей, которые называют себя “cis”. И все же я не чувствую, что “trans” меня как-то ограничивает. Это не является чем-то таким, о чем я много думаю, пока ситуация не складывается таким образом. Обычно это ситуации, когда кто-то путает мой пол или относится ко мне плохо, потому что я “trans”.

Я не чувствую себя как-то по-особенному, потому что я “trans”. Я чувствую себя как Асель – кто-то, кто является трансом, кто-то, кто родился с голубыми глазами.

 

ЭНДРЮ: Следует отметить, что мне как транс-парню жить в демократичной и открытой стране (ред. Испания) совсем несложно. Когда выполнен минимум, который называется “cis passing” (ред. Момент, когда кто-то больше не путает твой пол ), все, что ты делаешь, это получение социальных преимуществ. 

Однако по бюрократическиv причинам и из-за законодательства в моей стране могут сложиться неприятности – например, кто-то может оспорить подлинность моего удостоверения личности, может быть сложно признаться начальнику из-за боязни потерять работу, но гораздо меньше вероятность того, что кто-то нападет на тебя, если ты, например, транс-девушка. 

 

Самая большая проблема – это невежество и ограниченность. Люди, которые ничего не знают о транс-персонах как составляющую часть реальности и, кто полны предубеждений и ошибочных представлений о нас из-за СМИ. Люди, которые считают, что имею право осуждать, задавая интимные вопросы или же, кто не принимают твою принадлежность только потому, что ты не cis. Проблему, которую можно решить, если в систему образования включить вопросы, касаемые ЛГБТ. 

КАК ТЫ МОЖЕШЬ ХАРАКТЕРИРОВАТЬ ПРОЯВЛЕНИЯ СВОЕГО ПОЛА (англ. яз.: gender expression)? КАК ОНИ ОТЛИЧАЮТСЯ ОТ ТЕХ, ЧТО БЫЛИ РАНЕЕ? 

ЭНДРЮ: Мне кажется, что мои половые проявления достаточно андрогинные. Не знаю. Скорее я не подтверждаю для себя не один из полов (с англ. яз..: gender non-conforming), вот и все. Я еще не начал полную «трансформацию», но думаю, что мое половое проявление стало более свободным в тот момент, когда осознал, что я транс-персона. Я прошел через этот ужасный период отрицания как раз перед этим событием, старался придерживаться традиционно женственным половым проявлениям, что нанесло мне большой ущерб, говоря о духовной стабильности. Кажется, что сейчас я просто начинаю меньше бояться быть самим собой.  

ASELS projekta InterACTive Colors video filmēšanas procesā. Foto: Elīna Primaka

АСЕЛЬ:

Хоть я и парень, мои половые проявления весьма женственны. У меня не только женственные манеры, но мне еще и нравятся те вещи, которые обычно связывают с женственностью. 

 

Перед «выходом из шкафа» и всеми переменами мне тоже это все нравилось, но тогда меня это ограничивало и казалось, что я обязан носить женскую одежду. Сейчас, когда я разобрался с тем, кто я, мне до сих пор нравятся эти вещи, но это все гораздо свободнее и естественнее. Ничего особо не поменялось – ношу в основном мужскую одежду, мне это кажется гораздо лучше. 

 ЧТО, ПО-ТВОЕМУ, ЗНАЧИТ «НАСТОЯЩИЙ МУЖЧИНА»?

АСЕЛЬ: Это кто-то, кто себя считает мужчиной. Нет необходимости быть cis, trans или вести себя каким-то определенным образом. 

ЗАВИДУЕШЬ ЛИ ТЫ ТЕМ,  У КОГО ЕСТЬ ПОЛОВОЙ ЧЛЕН? (англ. яз.: penis envy)?

АСЕЛЬ: Нет. Есть много вещей, которые хотелось бы в своем внешнем виде поменять, но это не одна из тех вещей. Могу предположить, что было бы легче найти партнера, когда речь идет о сексе, потому что очень много людей, которые чувствуют неудобства, занимаясь сексом с транс-персоной. Но это отдельные случаи. Самое главное, как я себя чувствую. Не думаю, что это как-то сильно изменило бы мою жизнь, к тому же

я хорошо чувствую себя в плане своих половых органов, и, к счастью, люди не идут и не смотрят, что у меня в штанах. 

 

ЭНДРЮ: Не в таком прямом смысле. Ne tādā tiešā veidā. Осознавая, что необходимые операции до сих пор очень сложные, я рассматриваю гениталии как биологический факт, который никак не влияет на мою принадлежность. Может быть потому, что по сравнению со вторичными половыми органами, например, грудью, половой член является чем-то более интимным.  

ЧУВСТВУЕШЬ ЛИ ТЫ СЕБЯ УДОБНО В СВОЕМ ТЕЛЕ? 

ЭНДРЮ: Нет. Я борюсь с телесной дисфорией (англ. яз..: body dysphoria) почти каждый день.

АСЕЛЬ: В своем теле в целом чувствую себя удобно. Есть какие-то части, которые мне доставляют дискомфорт, и тут я делаю, что могу, но в целом я не испытываю ненависти к своему телу. Я знаю, что есть вещи, которые по ходу дела можно поменять, ничего не безнадежно. Я хочу думать о своем теле как о доме, а не заточении.  

ПОВЛИЯЛИ ЛИ ЭТИ ПЕРЕМЕНЫ НА ТВОЮ СЕКСУАЛЬНОСТЬ И КАК?

АСЕЛЬ: У меня еще не начался медицинский переход, но мой социальный переход оставил большое впечатление на мою сексуальность. Когда я разобрался со своей мужественной часть, то в итоге и пришел к тому, каковы мои взгляды на мужественность в целом.  

Быть мужчиной, которому нравятся другие мужчины, тяжело, и еще тяжелее это в момент, когда являешься транс-персоной. Являюсь ли я настолько «мужчиной», чтобы звать себя геем? Являюсь ли я «геем» для других мужчин? 

 

Буду ли я нравится мужчинам? Это те вопросы, которые до сих пор крутятся в голове, при все при том, что я достаточно самоуверен. Способность свободно заявить, что я мужчина, позволила мне свободно заявить, что мне нравятся другие мужчины.

КАКОВА СИТУАЦИЯ СО СВИДАНИЯМИ И ЗНАКОМСТВАМИ, КОГДА ЯВЛЯЕШЬСЯ ТРАНС-ПЕРСОНОЙ?

АСЕЛЬ: Достаточно ограничено. Не так много возможностей и надежных мест, где это делать. Прежде чем я отправляюсь на встречу, я убеждаюсь в том, что это безопасно, потому что не могу встречаться с каждым. 

ЭНДРЮ: Ситуация гораздо сложнее, чем у людей, которые называют себя “cis”. Даже тогда, когда ищешь партнера только для романтических отношений, тядело предугадать, где будет эта граница, до которой партнер будет понимающий и поддержит в любой ситуации. И, конечно, всегда следует иметь в виду множество стереотипов о транс-персонах. 

У людей очень много предрассудков, и это огромная проблема. Поэтому неудивительно, что в итоге многие транс-персоны, создают отношения с другим транс-персонами. 

ENDRJŪ (trešais no kreisās puses) kopā ar komandas biedriem projektā InterACTive Colors. Foto: Elīna Primaka

ЧУВСТВУЕШЬ ЛИ ТЫ КАКИЕ-ТО ПРЕИМУЩЕСТВА ПО СРАВНЕНИЮ С ТЕМ ВРЕМЕНЕМ ПЕРЕД ТВОИМИ ПЕРЕМЕНАМИ?

ЭНДРЮ: Как человек, который еще не начал гормональную терапию и только примерно отвечает cis-нормам о том, как должен выглядеть парень, я не чувствую никаких преимуществ. С другой стороны, я осознаю привилегии, которые приобрету после при последующих шагах на пути к смене пола. И все же хочу отметить несколько пунктов – в данное время гораздо меньше сталкиваюсь с обзывательствами и домогательствами на улице. Мне легче высказать свое мнение и не быть прерванным со стороны коллег или преподавателей. Сейчас люди гораздо менее удивлены, когда делюсь своими проблемами, связанными с агрессией, а также гораздо легче воспринимают то, что в дискуссиях я достаточно воинственный, особенно, когда речь идет о политике.   

АСЕЛЬ: Когда чужой человек думает, что я мужчина, я чувствую, что меня уважают больше, чем тогда, когда кто-то думал, что я женщина. Не важно, кто ты – к сожалени, люди всегда будут уважать мужчин больше, чем женщин.  

Помню, когда открылся своей учительнице, она ответила, что я не транс-персона, мне просто хочется те привилегии, которые есть в нашем обществе у мужчин.  

 

Конечно, это не правда. Что правда, так это то, что у мужчин больше привилегий, чем у женщин, даже, если они транс-мужчины. 

ЧТО ТЫ ХОЧЕШЬ ПОВЕСТВОВАТЬ, ПОЖЕЛАТЬ ТЕМ МОЛОДЫМ ЛЮДЯМ, КОТОРЫЕ СЕБЯ СЧИТАЮТ ТРАНС-ПЕРСОНАМИ?

АСЕЛЬ: Знай, что тебе следует делать, чтобы чувствовать себя смело и счастливо, и не бойся этого делать. Это твоя жизнь и ты сам выбираешь, как ее прожить. Не бери в голову тех, кому не нравится, что ты делаешь. Будь приоритетом для самого себя. Не бойся просить помощи и поддержки. И продолжай начатое. Я знаю, что это тяжелый и пугающий путь, но его можно пройти и цель настолько красива, что я обещаю, что ты не пожалеешь. 

ЭНДРЮ: Не торопись. Делай все в своем темпе. Тебе не следует менять пол, если ты этого не хочешь. Тебе не следует бороться, если тебя это очень беспокоит. Заботься о себе и окружающих, создавай вокруг себя такую среду, где любой может найти себе место. 

Автор: Ilze Ozola *интервью по-английски читай тут